воскресенье, 14 января 2018 г.

Лин Картер. Звездный пират

...последний сериал Лина Картера. Его публикация началась в середине 1980-х в журнале Astro-Adventures. Заключительная повесть цикла - "За пределами знакомых миров" - осталась незавершенной: в 1988 году Лин Картер умер. Этот странный цикл рассказов - трибьют научной фантастике 1930-х годов, палп-фикшн из дешевых журналов, историям о супергероях и невероятных злодеях, о гибели планет и звездных приключениях. Впервые в мире весь цикл выйдет под одной обложкой - вместе с произведениями из других сериалов Картера - в очередном томе собрания сочинений писателя, которое издается в качестве приложения к серии "Книга Чудес". А сейчас - один из рассказов сериала - в переводе Екатерины Абросимовой.

Призраки Ганимеда
Звездный Пират сражается с призрачным убийцей!

Глава первая
Таинственный спутник

Шахтеры на метеорах живут тяжелой, скучной жизнью. В своих маленьких грузовых буксирах они остаются на внешних орбитах в атмосфере гигантских планет, Юпитера или Сатурна, ожидая, когда чрезвычайно мощные гравитационные поля этих огромных миров притянут к себе бесчисленные рои метеоров, которые бесконечно блуждают в вакууме.
Когда это происходит, шахтеры буквально прилипают к своим "скопам". Метеоры, в основном состоящие из льда, или замороженного метана, или камня, ведут себя иначе, чем метеоры с ядрами из тяжелых металлов, которые представляют ценность для шахтеров. И когда шахтеры замечают метеоры, которые проникают в верхний слой атмосферы одного из гигантских миров с характерной вибрацией – становится ясно, что они получили приз.
Затем начинается длинная, опасная, часто бесполезная борьба, чтобы сомкнуть соединительные лучи на металлических метеорах, пока упрямые маленькие буксиры сражаются с неизмеримой силой гравитационного поля гигантской планеты. Не один маленький буксир проиграл эту борьбу и упал в огненную пасть…



Маленький двухместный буксир «Милая Сью», по документам принадлежащий Большому Биллу Барлоу и его тощему другу Скотти МакГуайеру, пять недель кружил над охряной орбитой гигантского Юпитера, но не добыл ничего, кроме небольшого количество вольфрамовой и медной руды; и тут шахтеры заметили не нанесенный на карту спутник. То, что крошечный спутник до сих пор оставался незамеченным астрономами, мало кого могло удивить. Маленький астероид был немногим больше мили в длину… но то, что Большой Билл увидел в «скоп», предвещало находку настоящего сокровища.
— Скотти! – проревел крупный краснолицый мужчина. – Смотри! У этого спутника есть атмосфера и какая-то растительность… посмотри!
Миниатюрный маленький шотландец подпрыгнул ко второму скопу и уставился в окуляр. Не оставалось сомнений – и любая атмосфера на таком маленьком спутнике означала ядро из тяжелого, очень тяжелого металла.
А тяжелые металлы очень ценны.
— Давай спустимся туда, Билл, и проверим его, – предложил Скотти.
Его огромный напарник согласился, и потрепанный, ржавый космический буксир опустился на поверхность таинственного спутника.
Двое шахтеров надели костюмы, прежде чем покинуть судно. Есть там атмосфера или нет, они бы не продержались так долго на этой тяжелой и опасной работе, если бы шли на глупый риск. Снаружи их космические ботинки издавали скрип и хруст, касаясь странного розового мха и лавандового лишайника, который цеплялся за влажную почву.
Вокруг царило смертное спокойствие. Странную сцену заливало янтарное свечение Юпитера, чей окаймленный охрой щит заполнял практически все видимое пространство. Шахтеры вышли на небольшую поляну. Со всех сторон маячили странные растения, похожие на грибы, их головы, напоминавшие зонтики, кивали в такт неслышному и неощутимому ветру. Губчатые стволы этих грибов-деревьев были бледными, или кремовыми, или желтовато-коричневыми, полосатыми или покрытыми пятнами удивительного алого, канареечного, синего, фиолетового цвета. Ни один из шахтеров никогда не видел ничего подобного и не слышал о таких вещах.
Билл и Скотти отцепили и установили бур на крепкой треноге. Маленький шотландец осматривал странную сцену; суеверному потомку кельтов совсем не нравился этот безымянный спутник, и он хотел побыстрее убраться отсюда.
Большой Билл тоже ощущал странное волшебство таинственного спутника. Выпрямившись, он огляделся:
— Слушай, Скотти, возьми несколько образцов ядра, хорошо? Я хочу осмотреться. Никогда не знаешь, что может быть в таком забавном месте…
— Хорошо, Билл, но будь осторожен, – предупредил шотландец.
Крупный мужчина отошел и вскоре скрылся из виду среди высоких стволов грибного леса. Рыжеволосый шотландец занялся буром.
Внезапно приглушенное восклицание прозвучало из динамика внутренней связи, который находился в костюме шахтера.
— Ну, ради лувва… эй, Скотти! Бросай то, чем ты занимаешься, и дуй сюда... это просто невероятно! – Голос здоровяка чуть не оглушил его напарника.
— Уже иду, Билл! – отчеканил Скотти, вбегая в грибной лес и доставая из поношенной кожаной кобуры одну из своих тяжелых протонных игл.

Глава вторая
Семь черных жемчужин

На задворках позади большого космодрома на Ганимеде, спутнике Юпитера, стоит двухэтажное здание под вывеской «Отдых астронавта».
Хотя внешне сооружение никак не отличается от любого другого из дюжины салунов, которые выстроились вдоль этого грязного переулка, именно оно было любимым местом встреч Большого Билла Барлоу и Скотти МакГуайера, когда они появлялись в порту в перерывах между рейсами. Причина, по которой они отдавали предпочтение «Отдыху астронавта», могла заключаться в том, что владельцу и бармену каким-то образом всегда удавалось отыскать и продать (хотя и по завышенной цене) подлинное шотландское виски, импортированное с самой Земли. А этот напиток ценили и Большой Билл, и Скотти.
Они прибыли на парковочную орбиту над Ганимедом тем утром, не теряя времени продали скудные запасы медной и вольфрамовой руды первым же покупателям и направили свое крошечное судно на космодром, чтобы хорошенько отпраздновать возвращение. Войдя в «Отдых астронавта», они обнаружили, что кабак заполнен другими метеорными шахтерами и командами с различных грузовых кораблей – даже несколько туристов проводили здесь ночь, прогулявшись по бедному району. Салун был заполнен краснолицыми, крепкими юпитерианами, стройными, белокожими венерианцами, меркурианцами, темными, как красное дерево, с глазами, похожими на золотые монеты, и немногочисленными землянами – как всегда, различных размеров и цветов кожи.
В комнате за длинным столом у огня почти сразу нашлось место для Большого Билла Барлоу и его маленького друга с веснушками, ибо два шахтера были здесь любимцами. Хотя Билл в пьяном виде становился шумным и неистовым, он никогда не скандалил в баре и обычно угощал всех, кого видел, пока в его кармане оставалось несколько кредитов. Бармен и владелец салуна, толстый, круглолицый, желтокожий уранец по имени Куарл поставил на их столик кувшин воды, бутылку доброго старого земного шотландского и два высоких стакана.
Билл моментально принялся потчевать друзей рассказом об открытии не нанесенного на карту спутника Юпитера и о странном сокровище.
— … и там была она, друзья, — прогромыхал Большой Билл, выразительно размахивая большими руками, — погребенная в странных грибных джунглях Бог знает сколько миллионов лет!
Билл описал зрелище, которое открылось ему на другой стороне грибного леса: конструкция из черного базальта выступала из суглинка безымянного спутника, наполовину заросшая жутким розовым мхом. Мало кто не знал, что Астероидный пояс – и множество спутников Юпитера – на самом деле были обломками разрушенной планеты, таинственного «Астера», разорванного много эпох назад в напряженной войне между гравитационными силами гигантов, Юпитера и Сатурна, и могучего Солнца. И то, что некая странная форма разумной жизни населяла Потерянную планету, тоже не было ни для кого секретом – на многих астероидах и спутниках находили загадочные руины этой забытой расы.
Барлоу поведал затаившей дыхание аудитории, как он вскрыл полуразрушенный каменный склеп, не обнаружив внутри ничего, кроме металлического ящика из неизвестного безымянного сплава, в котором, когда его раскрыли, нашлись семь странных неземных камней…
Один из камней Билл он принес с собой и теперь торжественно держал на ладони. Шахтеры и астронавты ахнули, алчно уставившись на таинственный драгоценный камень. Ничего подобного они никогда не видели.
Это была идеальная сфера, крупнее большого пальца мужчины и черная как сама ночь, но со странным свечением, похожим на блеск кожицы фиолетового винограда. Многие из присутствующих слышали о черных жемчужинах – но никогда не слышали о таких огромных и темных…
— И всего их семь, друзья, — выдохнул Большой Билл Баролоу, глядя на темную вещицу, мерцавшую в его руке. – Семь черных жемчужин…
— И каждая из них стоит состояние, держу пари, — пробормотал толстый бармен, Куарл. – Я слышал о подобных неизвестных драгоценных камнях, найденных в сердцах метеоров или в почве далеких миров и спутников, ушедших за полмиллиона кредитов большим ювелирам на Марсе… скажем, в Сиртис Порт, или Пропонтис, или Сан-Лейк…
— Полмиллиона… — выдохнул кто-то в толпе.
— Тогда мы с моим напарником богаты, — улыбнулся Большой Билл, обнимая огромной рукой тощие плечи шотландца. – Богаты… мы можем оставить космос и вольно жить, как настоящие джентльмены, на одном из увеселительных спутников… потому что мы со Скотти всегда все делили пополам, и так будет всегда…
В задней части салона, в полузакрытой кабинке в тени каменного столба, сидели двое мужчин, сгорбившиеся над остатками еды и полупустыми кубками; они вслушивались в громкий голос шахтера.
Один был стройным, молочно-бледным венерианцем с розовыми глазами и безволосой головой. Второй – высокий, длинноногий, мускулистый и широкоплечий землянин, носивший кожаные космические ботинки и простой серый синтетический костюм на молнии. Он был закутан в серый шерстяной плащ с капюшоном, закрывавшим его лицо, возможно, чтобы скрыть черты, уже слишком хорошо известные в этих местах.
У него было веселое, загорелое, чисто выбритое лицо с проказливой улыбкой, и зеленый глаза искрились озорством под непослушной копной рыжих кудряшек.
Его звали Звездный Пират.


Глава третья
Смерть от невидимых рук

Большой Билл Барлоу снова и снова покупал в салуне выпивку для своих товарищей, астронавтов и шахтеров, в том числе и для двух незнакомцев в задней кабинке. Чем больше он пил, тем веселее и громче он разговаривал, хвастаясь предстоящими богатыми и роскошными днями, когда они со Скотти будут жить в Луна-Сити, или в Париже, или где-то еще в системе, куда они захотят отправиться – может быть, на личной космической яхте со стюардессами и маникюршами, и лучшими винами, и прекрасными гурманами-поварами, и…
В конце концов рослый Куарл помог маленькому Скотти отвести спотыкающегося гиганта вверх по крутой лестнице в маленькую комнату отдыха на втором этаже, где два шахтера часто отсыпались после ночной попойки в «Отдыхе астронавта» в конце длинного и обычно удачного рейса.
Скотти уложил своего храпящего друга на кровать и сам упал на соседнее ложе.
Внизу астронавты восхищались удивительным открытием Барлоу и с завистью наперебой обсуждали огромную стоимость семи странных черных драгоценных камней, которые здоровяк обнаружил в древней астерской гробнице – или чем там она на самом деле была.
Что касается Звездного Пирата и его венерианского друга Фата, они допили вино и заказали по чашке крепкого черного кофе, прежде чем вернуться на корабль. Два космических искателя приключений возвращались на свою секретную базу на Поясе после путешествия к одному из спутников Урана, где они поспособствовали разрушению планов гениального, но безумного ученого, который пытался использовать свой внушительный интеллект и технические средства, чтобы навязать группе невинных местных жителей свою преступную волю. По пути в Гавань, как назывался скрытый штаб Звездного, они ненадолго остановились здесь, на Ганимеде, чтобы заменить изношенные катушки приемника на аккуратном маленьком быстроходном судне «Веселый Роджер».
Они только подошли к двери салуна и хотели выйти в темный переулок, когда застыли на месте, услышав полный неземного ужаса крик, донесшийся из одной из маленьких комнат наверху.
— Билл!... Билл! Черт тебя дери, отцепись от него, дьявол! О, Гавд, помоги мне! Помогите мне, кто-нибудь… черный призрак убивает моего напарника…!
Бармен всегда самый трезвый, самый бдительный человек в салуне – так как он работает, а не пьет в отличие от всех остальных. Поэтому не удивительно, что эхо страдальческой мольбы о помощи Скотти МакГуайера едва успело стихнуть, как огромный и здоровенный уранец выпрыгнул из-за стойки, сжимая крепкую дубинку в толстых пальцах, и поднялся по крутой деревянной лестнице в верхние комнаты.
И поскольку Звездный Пират и его венерианский друг Фат уже стояли на ногах, нет ничего удивительного, что они последовали прямо за барменом, держа в руках протонные иглы, приготовившись к неприятностям.
* * *
Они нашли тощего маленького шотландца, скрючившегося над распростертым трупом его гигантского друга, бубнящего и пытающегося сдержать слезы, которые текли по его веснушчатым щекам.
— … Билл, Билл! Поговори со мной, старина! Скажи, что ты не подох… что призрачный дьявол не убил тебя… Билл!
Но слезы Скотти были напрасны. Большой мускулистый шахтер-землянин точно был мертв. Куарл повел миниатюрного старателя вниз, чтобы тот глотнул бренди, а Звездный быстро осмотрел тело. Насколько он мог понять, Барлоу был задушен… но как ни странно, на его горле не осталось отметин. По крайней мере, отметин, которые могли оставить человеческие руки… был только толстый густой синяк, багровевший на сдавленной плоти и мускулах… отметина, похожая на пояс – такую могла оставить полоса живой стали, сжимающаяся с ужасной силой на шее мертвеца!
— Во имя медного зада Йакдара! – с чувством прошептал венерианец. – Что на Земле или вне ее могло сделать такое, шеф?
Фат прошел суровую школу и видел внезапную смерть – да, и медленную и долгую смерть – во всех ее многочисленных формах. Но он никогда не видел ничего, даже отдаленно похожего на это.
Черты мертвеца исказились, выражая такой невероятный ужас, что волны холодного озноба прошли по спине гибкого венерианца.
— Я бы сам хотел узнать ответ, – проворчал Звездный Пират.
Его лицо было суровым, глаза – настороженными и внимательными, а рука застыла в паре дюймов от потертой рукояти пистолета.

Глава четвертая
Бранниган расследует

У спутника Юпитера, конечно, есть своя полиция, но космодром и его окрестности находятся в непосредственном ведении Космического патруля, поэтому для расследования убийства Большого Билла Барлоу был вызван опытный офицер – ибо это очевидно было убийство, в чем никто не сомневался.
Офицером оказался мужчина средних лет с гранитной челюстью, тонкими, неодобрительно поджатыми губами и холодными, бесцветными глазами. Он был стройным и элегантным, его худощавую фигуру обтягивал черный китель и широкие брюки Патруля, и серебряный полумесяц инспектора-майора блестел на высоком воротнике. Его звали Бранниган, и, так уж случилось, что они со Звездным были давними соперниками.
Когда стройный рыжеволосый в дикие и безрассудные дни преступной юности был удачливым проходимцем, Браннигану не повезло: ему поручили привлечь Звездного к ответу. Но озорной юный сорвиголова предвосхищал каждый его шаг, и офицер корчился в бессильной ярости, когда Звездный Пират испарялся в вакууме с награбленным добром в результате очередной проделки.
Эти воспоминания терзали представителя закона; и даже сегодня, когда Звездный Пират получил полное помилование за свои преступления от правительства системы, выразившего признательность за оказанные им услуги, Бранниган все еще держал обиду на дерзкого юношу, который посмел так насмехаться над ним в былые дни. Поэтому никто не удивился, когда при виде своего заклятого врага и стройного венерианца Бранниган припомнил двадцать космических дьяволов, и его суровое лицо побагровело.
— Так ты замешан в этом деле, ты, лукавый дьяволенок! Ну, может быть, в этот раз ты просто перехитрил себя! – проскрежетал Бранниган.
Зеленые глаза сверкнули невинным весельем в ответ на буравящий взгляд офицера.
— Сомневаюсь, Бранниган, — протянул Звездный с кривой усмешкой. – Тридцать посетителей скажут тебе, что мы с Фатом были практически у самой двери, когда МакГуайер закричал со второго этажа, что его напарника убивает «черный призрак» — что бы он ни имел в виду.
— Он прав, — прогрохотал круглолицый уранец. – И я первым вошел в комнату, перед этими двумя.
Бармен, не тратя попусту слов, рассказал, как обнаружил бормочущего маленького шотландца, в слезах сидевшего над трупом напарника. Несколько быстрых вопросов от Браннигана позволили дорисовать картину – таинственный спутник, секретная гробница, сокровище черных жемчужин.
— Что случилось с драгоценным камнем, которым хвастался Барлоу? – спросил инспектор.
Куарл пожал плечами, его широкое круглое лицо выразило недоумение:
— Хоть обыщите меня, инспектор! Он… он пропал!
— Да! — хрипло рявкнул инспектор. – Я тебя обыщу, и всех остальных на месте преступления – начиная с тебя, Пират!
— Обыщи, — улыбнулся рыжеволосый. – Но пожалуйста, аккуратнее с ребрами – я ужасно боюсь щекотки!
С Бранниганом были двое рослых рядовых из портового патруля. Вместе они быстро обыскали клиентов «Отдыха астронавта» и место преступления. Они не нашли ничего значительного – и прежде всего таинственную черную жемчужину, которую двое шахтеров обнаружили в космосе.
Когда обыск закончился, и Бранниган нехотя позволил теперь трезвым клиентам покинуть салун в тусклом розовом свете утра, Звездный Пират отвел его в сторону.
— Ты уже пришел к какому-то выводу, или так же озадачен, как и я? – спросил Звездный.
Инспектор гадко ухмыльнулся.
— Что? Великий Звездный Пират… озадачен? Ну, а я – нет. Все элементарно. Ничего особенного; самое простое дело, которое я когда-либо разбирал, – сказал он буквально источая самодовольство.
— Тогда прошу, просвети меня, – вежливо пробормотал Звездный Пират.
— Когда ты сталкиваешься со случаем убийства, ищи мотив, — нравоучительно сказал инспектор. – Кто получит наибольшую выгоду от смерти мужчины? Конечно, его напарник, МакГуайер…
— Не с точки зрения закона, — мгновенно сказал Звездный. – У Барлоу есть племянница, которая присматривает за домом двух мужчин. У них маленькая лачуга в глуши, где они отдыхают между рейсами и выращивают небольшой урожай овощей. Как единственная наследница Барлоу, девушка унаследует все, что он оставил. Взаимное соглашение, согласно которому напарники делят все пополам, было только устным, и его действие может закончиться со смертью одного из них. Не то чтобы мисс Барлоу не проявит чрезвычайной щедрости к МакГуайеру, который был для нее дядюшкой, подобно самому Барлоу…
Челюсть Браннигана отвисла. Он не сразу успокоился и закрыл рот.
— К-как ты додумался до всего этого? – спросил он.
— Легко, — улыбнулся Звездный. – Я поговорил с МакГуайером.
Бранниган побагровел, затем, с видимым усилием взяв себя в руки, прорычал:
— Те жемчужины были получены в ходе горнорудного рейса, и суду будет довольно проблематично решить, являются ли они частной собственностью Барлоу, или принадлежат обоим мужчинам, так как они делили выручку от горнорудных рейсов поровну. Но об этом должен позаботиться суд, что касается меня — я ищу мотив, затем возможность. У МакГуайера было и то, и другое – в комнате больше никого не было, когда ты и твой перепончатоногий друг, и толстолицый уранец ворвались туда, не так ли?
— Никого, кого бы удалось увидеть… – задумался Звездный Пират.
Бранниган ухмыльнулся и развел руками:
— Так-то, умник! Это должен быть МакГуайер… уведите его, парни.
Звездный, Фат и желтокожий бармен молча стояли, когда люди Патруля надели наручники на бледного, невнятно лепечущего Скотти МакГуайера и увели его.
Они ничего не сказали, потому что говорить было нечего.

Глава пятая
Еще загадочнее

Патологоанатом, который проводил официальное вскрытие тела Большого Билла Барлоу, был изможденным меркурианцем с мрачным лицом, темной кожей и глазами, похожими на горячие золотые монеты. Он принял Звездного Пирата и венерианца в тесной, пыльной и душной комнатке. Стол был завален бумагами, а оконное стекло было таким пыльным и грязным, что сразу нельзя сказать, день снаружи или ночь. Звездный сразу приступил к сути дело, так как он явно застал доктора во время обеда.
— Да, задушен, — проворчал патологоанатом, дожевывая сэндвич с ветчиной. – Мощный парень, этот убийца – чертовски сильный. Шея была буквально раздавлена.
— Человеческими руками? – спросил Звездный.
Доктор, которого звали Хурго, задумчиво посмотрел на выцветший, десятилетней давности календарь, который висел на стене, пережевывая сочный кусок пикуля.
— Юпитерианин мог это сделать, — наконец сказал он, – Тяжелая гравитация планеты делает их сильнее других. Но я в этом сомневаюсь. Жертва – как его зовут? Барлоу? – тоже был крупным мужчиной; шея толстая, как у быка. И судя по тому, как мышцы его шеи были раздавлены и искромсаны, — здесь он замолчал, чтобы поковырять в зубах зубочисткой, в то время как Фат смотрел в затуманенное окно, жалея, что не остался ждать в грязном лобби внизу, поскольку теперь его тошнило: – …раздавлены и искромсаны, я бы сказал… нет, даже юпитерианин не мог этого сделать.
— Удушающий шнур? Может быть, веревка? – настаивал Звездный Пират.
Коронер моргнул золотыми глазами, и сделал глоток холодного черного кофе, в который он сначала плеснул щедрую порцию меркурианского бренди.
— Так вы думаете, что этот Барлоу мог быть задушен шнуром, да? – проницательно заметил он. – Ни единого шанса, юноша… чтобы сделать такое с шеей Барлоу, потребовался бы стальной трос и лебедка. Поверьте мне!
Когда два искателя приключений спустились вниз, Фат вдохнул свежего воздуха и почувствовал, что волна тошноты отступила. Он задумался – но на короткий миг – что во имя тридцати космических дьяволов могло заставить человека сделаться коронером и проводить время, возясь с трупами.
— Куда теперь, шеф? – поинтересовался он уже несколько веселее.
— Теперь мы найдем адвоката, — сказал стройный рыжеволосый. – И внесем залог за Скотти МакГуайера.
Розовоглазый белокожий венерианец посмотрел на своего товарища.
— Так ты не думаешь, что Скотти убийца?
— Конечно, нет! – засмеялся Звездный. – Барлоу был в три раза тяжелее МакГуайера, у него руки как пара окороков и бицепсы размером с бедро большинства мужчин. Даже мертвецки пьяный он мог вытереть пол тремя Скотти. Ох, я не сомневаюсь, что хитрый маленький шотландец мог распоясаться, положим, во время драки в баре… но ты видел его руки? Маленькие, как у женщины. Физически невозможно, чтобы он нанес раны, обнаруженные на шее Барлоу, такими руками… Помнишь, что сказал доктор Хурго… «раздавлены и искромсаны»…
Фат выглядел нехорошо; он с трудом сглотнул комок в горле и предложил сменить тему разговора. Звездный улыбнулся и удержался от колкости, которую хотел выдать.
Через три дня, выполнив вторую из поставленных задач, они позвонили механику на космодром и узнали, что их корабль готов. Затем, быстро позавтракав в кафе космодрома, они пошли на площадку, где «Веселый Роджер», только что оснащенный сверкающими новыми приемными катушками, ожидал их; они взлетели и направились на юг, преодолев множество миль густых, причудливых джунглей, полных странных деревьев, которые покрывали большую часть поверхности тропиков Ганимеды.
Странная, высокая, покачивающаяся растительность из бледных, мягких волокон — это были не столько деревья, сколько стебли овоща, напоминавшего земной сельдерей. Волокнистые стволы высасывали влагу из богатой почвы и преобразовывали ее в питательную ткань, которую колонисты Ганимеды подавали на стол, или жарили из нее тонкие котлеты, требующие усиленного пережевывания, или делали жаркое или рагу, или варили до состояния густого, сливочного супа.
Вкус, слишком горький для землян, пользовался успехом в основном только у колонистов, и волокна редко вывозили за пределы мира.
Фат направил «Веселого Роджера» на небольшую поляну, грубо вырубленную посреди странного леса бледных, как будто кивающих стеблей. Здесь стояла маленькая хижина из сборных пластиковых панелей и парочка маленьких пристроек, одной из которых был сарай со стенами из листового металла и крышей, достаточно большой, чтобы вместить «Милую Сью»; как позже выяснится, это сооружение на самом деле служило ангаром для потрепанного, ржавого двухместного буксиру в перерывах между космическими авантюрами.
Позади пластиковой хижины двое заметили значительный участок обработанной почвы, с аккуратно разрыхленными грядами, где росли картошка, лук, морковь, зеленый перец, нечто, издалека похожее на лимскую фасоль, салат-латук, свекла и помидоры. Также там было несколько рядов спелой золотой кукурузы, небольшая, но плодовитая яблоня, и участок, отданный под арбузы и мускусные дыни.
— Думаю, они тут неплохо устроились, – заметил Фат.
Будучи шеф-поваром и главным мастером на все руки на секретной базе Звездного, он выращивал те же фрукты и овощи, но в теплицах и гидропонных резервуарах, так как атмосфера, температура и запас солнечного света Гавани были не так хороши, как на покрытой джунглями Ганимеде.
Двое вышли из кабины корабля и двинулись по грубой и грязной поляне к маленькой хижине, но резко остановились, когда стройная фигура появилась на маленьком крыльце и наставила на них блестящий медный зубец протонной иглы. Оружие держала стройная загорелая девушка лет двадцати с кучерявой копной медово-светлых волос, пылью веснушек на маленьком курносом носике и ясными решительными серыми глазами, которые не моргая смотрели на двух мужчин. Она была стройной, длинноногой и носила просторный темно-красный свитер и коричневые брюки.
— Можете остановиться прямо там, — решительно сказала она. – И развернуться. Вернуться к своему кораблю, зайти внутрь и улететь. Вы не можете оставить дядю Скотти в покое? У него траур после смерти дяди Билла, и я беспокоюсь о его здоровье. Если офицеры Патруля опять хотят донимать его бесконечными вопросами, то вы можете вызвать нас по телевизионному телефону!
— Я не офицер Патруля, мисс Барлоу, — сказал Звездный. – Я тот, кто внес залог за вашего дядю. Меня зовут… Звездный Пират.
Блондинка побледнела, ахнула, пошатнулась, не отводя от него взгляда. Затем протонная игла дернулась, покачнулась, опустилась; девушка выглядела так, будто собиралась упасть в обморок. Звездный бросился ей на помощь, но гибкий и проворный Фат подоспел первым и нежно опустил ее на пол крыльца.

Глава шестая
Призрак снова атакует

Огненная жидкость, крепкое венерианское бренди из набедренной фляги Фата, оказалась мощным восстановительным средством. Пара глотков – и стройная девушка закашлялась и очень скоро она пришла в себя.
— Пожалуйста, вы должны простить меня! – сказала она, посмотрев на гостей ясными голубыми глазами. – Но последние несколько дней стали адским испытанием для нас с дядей Скотти… и внезапно осознать, что Звездный Пират – наш друг, ну, я…
Звездный улыбнулся своей проказливой улыбкой и успокоил девушку, взмахнув рукой.
— Не нужно извиняться, мисс Барлоу, — сказал он. – Мы здесь, чтобы помочь.
— Меня зовут Сьюзен, — ответила она с легкой улыбкой.
Его зеленые глаза засверкали:
— Это «Милая Сью», я полагаю?
Она кивнула и села, кивком поблагодарив Фата за бренди.
— Дядя Скотти отдыхает, но скоро я должна разбудить его к обеду. Доктор сказал, он должен набраться сил… тогда вы сможете поговорить с ним.
— Хорошо, — весело сказал Звездный. – И первое, что я хочу знать, это… где оставшиеся шесть драгоценных камней, которые ваши дяди обнаружили на неизвестном спутнике? Бранниган говорит, что их не было ни у одного из мужчин, ни в их маленьком судне, и что МакГуайер отказался указать тайник. Мне очень нужно осмотреть камни самому.
— Они спрятаны в таком месте, где их никто не подумает искать, господин Звездный Пират, — сказал слабый голос из двери, ведущей в одну из комнат. – Большой Билл, он поставил металлический ящик прямо в камеру сгорания циклотрона «Милой Сью»!
Они повернулись и увидели стройного маленького шотландца, прислонившегося к двери. Он неуверенно улыбнулся им, затем, запинаясь, подошел, чтобы с благодарностью пожать руку Звездного.
— Умно! – пробормотал Звездный Пират, а Сью Барлоу усадила своего дядю на стул и подала ему тарелку горячего сытного супа с толстым куриным сэндвичем и миской только что нарезанного салата. – Никто не сунется в сердце атомного двигателя, который питает маленький буксир.
Некоторое время спустя, вытащив странный ящик из тайника, рыжеволосый космический искатель приключений изучил шесть мерцающих черных жемчужин с помощью множества хитроумных маленьких инструментов, которые он захватил со своего корабля.
— Нашел что-нибудь, шеф? — спросил венерианец, когда он закончил.
Звездный пожал плечами.
— Ничего, — сказал он довольно уныло. – В жемчужинах нет магнитного заряда, они не радиоактивны – за исключением неожиданно большого веса в них нет ничего странного, кроме самой их редкости. Минералогия ничего не знает о подобных камнях… думаю, только потерянные астерианцы добывали их.
— И они правда такие редкие и ценные, как говорит дядя Скотти?— спросила Сью Барлоу, затаив дыхание.
— Стоят огромное состояние, я бы сказал, — улыбнулся Звездный Пират. – Достаточно, чтобы отправить тебя в шикарнейший пансион для девушек на Земле и купить все красивые платья и драгоценности, которых может пожелать девичье сердце.
* * *
Два путешественника выходили из маленькой хижины в лесу, когда зазвонил телевизофон. Это Бранниган вызывал Звездного Пирата, надеясь, что он тут. На матовом стекле экрана появилось мрачное, серьезное лицо офицера Патруля; в его выражении странно смешались застенчивость и свирепость – такого сочетания Звездный раньше никогда не видел на человеческом лице.
— Что стряслось, Бранниган?
— Можешь сказать МакГуайеру, что он вне подозрений, — приглушенно пробормотал офицер. – То есть, если он не поблизости от «Кафе мадам Онг»…
— МакГуайер здесь, в доме, — сказал Звездный. – Он тут был примерно час, и я тоже находился здесь. Что случилось в «Кафе мадам Онг»? Еще одно призрачное убийство?
Бранниган угрюмо посмотрел на него.
— Должен был догадаться, что ты за это возьмешься, маленький дьяволенок! Но ты прав – черная призрачная фигура задушила танцовщицу при дюжине свидетелей. Отметины на шее девушки идентичны отметинам на шее Барлоу, говорит коронер. Произошло это двадцать минут назад.
Бранниган отключился, оставив Пирата стоять, озадаченно разглядывая пустой серый экран.
— Тот же черный призрак или… или другой?

Глава седьмая
Убийца разоблачен!

«Веселый Роджер», как метеор, пронесся по туманным небесам Ганимеда. На гигантском космодроме изящное маленькое судно приземлилось, выбросив сверкающий столб пламени в яму из покрытого пузырями металла. Через несколько секунд Звездный Пират и его венерианский друг вошли в «Кафе мадам Онг», где их встретил Бранниган.
Звездный быстро осмотрелся; проницательные зеленые глаза ничего не пропускали. В этом конкретном заведении он верно догадался, что «кафе» было только прикрытием для «веселого дома», ибо танцовщицы оказались стройными, юными и соблазнительно очаровательными, и за огромной квадратной комнатой кафе с каменными стенами в нескольких маленьких комнатках, благоразумно прикрытых звенящими занавесками-бусами, приготовлены трубки запрещенного сатурнского наркотика куанга, запах которого уловили его чувствительные ноздри.
Звездный быстро осмотрел тело девушки, не найдя ничего удивительного. Она была милым юным созданием, смуглая бронзовая кожа и раскосые янтарные глаза свидетельствовали об экзотическом смешении крови нескольких разных миров.
Сама мадам Онг была уранианкой с маслянистой кожей, чрезвычайно толстой и гротескно раскрашенной косметикой, которой хватило бы на полдюжины женщин. Перья абика в ее украшенном драгоценностями головном уборе дрожали в сладком, дымном воздухе, когда она тряслась от страха, рассказывая об увиденных ужасах.
— Б-бедная маленькая Йдара! Была одной из моих девочек два года, и скоро — фестиваль драконьей птицы! Что за ужасная смерть! – пробормотала мадам, обмахиваясь засаленной колодой игральных карт.
— Просто расскажите мне обо всем, что видели, – попросил Звездный.
— Та штука выглядела как облако черного дыма, — задрожала толстая уранианка. – Сквозь нее можно было видеть, как сквозь… призрака! Черного, убийственного призрака… маленькая Йдара, она только закончила свой танец и хотела подняться наверх с клиентом, — мадам уловила мрачный суровый взгляд Браннигана и побагровела. – Я… я имею в виду, хотела выпить бокал вина со старым и ценным покровителем, — поспешно сказала она. – Когда темная фигура окружила ее, и часть ее… приняла форму…
— Щупальца? – резко отчеканил Звездный Пират.
Уранианская мадам моргнула длинными, толстыми и, очевидно, искусственными ресницами; признательная улыбка появилась на накрашенном лице.
— Да, сэр, вроде того – вроде щупальца, которое обвилось вокруг ее худой и красивой шеи, и…. и… — она вытащила кусок надушенного кружева, скрыла лицо в его складках и застонала, красноречиво махнув рукой, украшенной драгоценностями, в сторону трупа.
— Вы или кто-то другой в комнате не заметили, откуда появился черный парообразный призрак? – спросил Звездный; его зеленые глаза осматривали всех присутствующих.
Многие покровители кафе повернулись и указали место – высоко на дальней стене. Звездный посмотрел туда.
— Как я и подозревал – решетка циркуляции воздуха! – возликовал он. – Стены комнаты – из цельного камня, за исключением вентиляционных каналов, и окон нет. Быстро, Фат, чемоданчик с оборудованием!
Венерианец притащил из вестибюля в большую квадратную комнату маленький чемоданчик, и, открыв его, вытащил кубический механизм из сверкающего металла с длинной полосой, похожей на шланг, которую он вставил в ближайшую розетку. Между тем Бранниган недоуменно наблюдал за этой сценой.
— Что во имя тридцати космических дьяволов ты делаешь, пират? – спросил он.
Звездный кивнул на прибор.
— А на что похоже, Бранниган? – сладким голосом ответил Пират.
Офицер Патруля воинственно изучил устройство.
— Похоже, должно втягивать воздух, — пробормотал он. – Какого черта ты думаешь делать, Пират? Высосать призрака из стены проклятым пылесосом?
Звездный улыбнулся и загадочно подмигнул. Затем он прикрепил большой резервуар из прозрачного металла к передней части всасывателя и приказал всем отойти назад…
* * *
Ночь опустилась на спутник, покрытый джунглями, когда «Веселый Роджер» приземлился в отблесках сверкающего атомного огня на выжженную и грязную поляну, где в странном свете множества лун стояла маленькая хижина. Сью Барлоу и Скотти МакГуайер вышли, чтобы встретить двух путешественников.
Блондинка посмотрела на Звездного широко раскрытыми глазами.
— Мы слышали об этом в последних новостях, — сказала она, затаив дыхание. – Что вы обнаружили и разоблачили призрачного убийцу…
— Да, и поймали черный фантом! – ликовал Скотти МакГуайер, подошедший, чтобы похлопать Звездного по крепкому, мускулистому плечу. – Идемте в дом, да, и ваш венерианский друг тоже. Мы разделим бутылочку хорошего уранианского вина, чтобы отпраздновать это, и вы нам все расскажете!

Глава восьмая
Фантом из прошлого

Звездный отхлебнул крепкого черного вина и угрюмо посмотрел на огонь, который танцевал в каменном очаге маленькой хижины.
— Должно быть, таинственные астерианцы первыми обнаружили эти сверхъестественные формы жизни, — размышлял он. – Это сущности, кажется, состоят черного пара, но на самом деле – из мельчайших частиц черной пыли. Так или иначе, они живые. Дневной свет пробуждает их, но в темноте они бездействуют, очевидно, бесконечно. В бездействующем состоянии частицы конденсируются, образуя идеальные сферы, похожие на черные жемчужины. Вроде тех, которые вы с напарником обнаружили запечатанными в герметичном контейнере из сплава, погребенном в базальтовом саркофаге, куда не мог проникнуть дневной свет.
— Космические дьяволы! – выругался Скотти; многочисленные веснушки темнели на фоне бледной кожи, глаза бегали. – Так когда Большой Билл сунул одну из них в карман, чтобы похвастаться ей в «Отдыхе астронавта»…
Звездный мрачно кивнул.
— Он подписал себе смертный приговор. К счастью, он запечатал шесть остальных в контейнер и спрятал его в циклотроне. Вскоре после того, как вы с ним уснули, сфера распалась… в плавучее паровое облако… и нанесла удар. По тому, кто был ближе!
Тусклые голубые глаза Скотти наполнил безымянный страх.
— Он… он засунул черную жемчужину под подушку… – прошептал тощий маленький шотландец.
Сью Барлоу посмотрела на Звездного Пирата.
— Но… почему оно… убило?
Звездный пошевелился и налил в свой бокал огненно-черного вина.
— Если бы мой старый друг, доктор Зоар, марсианский ученый, был здесь, — улыбнулся он, – то ему потребовалось бы множество длинных фраз, чтобы рассказать о том, что можно изложить в двух словах. Если существо живое, ему нужно питаться… чем-то.
Фат вытаращил на него глаза.
— Шеф! Ты имеешь в виду...?
Рыжеволосый искатель приключений мрачно кивнул.
— Дьявол из пара может преобразовать некоторую часть себя в твердую форму – в виде гибкого щупальца, обладающего огромной силой. Он должен питаться жизненной силой своих жертв, которая рассеивается в момент смерти.
— Но затем… куда он уходит? – спросил шотландец.
— Когда я осматривал вашу комнату над салуном, то заметил, что окно немного открыто. Дьявол из пара вылетел из окна… но ушел недалеко. Надолго заключенный в темноте, все эти миллионы лет, фантом имел достаточно сил, только чтобы пролететь несколько переулков до «Кафе мадам Онг». Там он позволил вентиляционной системе втянуть его, и на время вернулся в безвредное, бездействующее состояние, пока свет заведения мадам Онг, проникнув через одну из решеток, не пробудил его… аппетит.
Сью Барлоу побледнела, вздрогнула и прикусила губу.
— После всех этих веков он был… очень голоден, – мрачным тоном произнес Звездный Пират.
Затем он объяснил, как использовал прибор, чтобы втянуть парообразный объект в прозрачную колбу, прикрепленную к насосу. Непрозрачная черная ткань была наброшена на колбу, как только Звездный убедился, что насос высосал весь фантом из вентиляционной системы. Позже, в штабе Патруля, они сняли ткань – быстро – и увидели черную жемчужину, лежащую на дне стеклянной колбы, бездействующую, безвредную – но только пока она лишена света, который в ином случае освободит ее, чтобы убивать – и убивать снова!
Они допили бутылку, и Скотти вышел из хижины, только чтобы вернуться несколько минут спустя, неся прямоугольный ящик из странного мерцающего сплава. Ящик он сунул в руки Звездного.
— Вот, возьмите чертову убийственную штуку, господин Пират! Не хочу больше их видеть! Даже если они не стоят всех тех миллионов кредитов, на которые я хотел пожить на пенсии, оплатив девушке хороший пансион, и все такое, то по крайней мере я знаю, что в ваших руках они больше никого не убьют!
— Можете быть в этом уверены! – мрачно поклялся Звездный Пират.
* * *
Письмо пришло две недели спустя. Оно гласило:

Дорогой МакГуайер…
Слишком опасно оценивать драгоценные камни, «черные жемчужины», образцы неизвестной формы жизни, вдобавок и связанные с таинственной потерянной расой, астерианцами.
Поэтому… я продал шесть оставшихся жемчужин и ящик из сплава исследовательскому центру правительства на Палладе. Ученые всецело понимают опасность, которую звери из пара представляют для человеческой жизни, если с ними небрежно обращаться, выставить под свет и позволить сбежать. Поверьте мне, они будут экспериментировать с шестью оставшимися существами очень осторожно и предпримут все возможные меры, чтобы те больше никогда не навредили человеку.
Ваш друг,
Звездный Пират.
P.S. В конверте чек из лаборатории. Не так много, как могли бы заплатить ювелиры на Марсе за жемчужины (если они действительно были жемчужинами), но все же довольно прилично, чтобы вы могли уйти на пенсию и чтобы Сью пошла в хорошую школу и купила красивые платья. З.П.

И чек вылетел из конверта. Скотти подхватил его в воздухе и посмотрел на него выпученными глазами. Он был выписан на него и Сью, и сумма была больше, чем метеоритные шахтеры зарабатывают за всю жизнь за свои сделки.
— Космические дьяволы...! – прошептал тощий маленький шотландец, широкая улыбка начала расползаться по его веснушчатому лицу.
Сью тоже посмотрела на чек и улыбнулась.
Но она не так ликовала, как он: ее глаза были мечтательными… ибо она думала о высоком, стройном, длинноногом молодом искателе приключений, чьи озорные зеленые глаза искрились под кудрявой копной темно-рыжих волос…

Комментариев нет:

Отправить комментарий