пятница, 2 декабря 2016 г.

Забытые классики weird fiction. Лиланд Холл


Из статьи "Библиотека Лавкрафта" 
(Послесловие к книге "Зловещий дом")
...
Лиланд Холл родился в 1883 году в Массачусетсе. Его родители – Осборн Бойлстон Холл и Лидия Эбботт Холл. Он посещал школу Хопкинсона в Бостоне, потом поступил в Гарвард, в 1905 году получил степень бакалавра искусств. В 1912 в Университете Висконсина ему была присуждена докторская степень; до того Холл на протяжении двух лет преподавал музыкальную теорию и историю. С 1913 по 1917 год он был лектором в Колумбийском университете, с 1920 по 1922 – в Гарварде и Рэдклиффе. Параллельно развивалась его карьера в журналистике: в 1914 – 1917 годах Холл был редактором журнала «Музыкальное искусство» (The Art of Music). В 1918 году некоторое время работал в Красном Кресте во Франции. У Холла был сильный дефект зрения; левый глаз косил, правым он видел плохо. Сам Холл считал, что музыкальный слух был ему дарован в качестве компенсации за этот недостаток.
В только что прочитанном романе вы могли заметить специфическую интерпретацию зрительных впечатлений: все они неясны и смутны, но все вызывают напряженный интерес повествователя. То, что может показаться мистической одержимостью, на самом деле было результатом физического дефекта.

Впрочем, известность Холла основывалась на других книгах. С 1930 года он был профессором музыки в Колледже Смита, в Нортхэмптоне. Обобщением преподавательского опыта стала исключительно популярная книга «Музыка слушателя» (1937). В ней Холл обсуждает вопросы ритма, темпа, мелодии и гармонии, обращаясь к музыкантам-любителям и практически не используя сложных технических терминов. Интересная реконструкция музыкальной теории приобрела популярность в определенных кругах, но литературные опыты Холла также не были забыты.
В 1934  году вышла книга «Салах и его американец» (Salah and His American), первоначально в виде журнального сериала, потом – отдельным изданием. Это история негра, бывшего раба, который прислуживал Холлу в Марокко, где писатель изучал арабский язык. В книге изложена не только биография Салаха, но и его размышления о состоянии рабства и существовании в современном мире. Книга была написана простым, доступным языком – и, подобно музыковедческим работам Холла, рассказывала об очень сложных вещах. Другие работы писателя – «Тимбукту» (1927) и «Они говорят» (1936) – не привлекли особого внимания.
Холл много путешествовал, жил в Корнуолле, во Франции, в Марокко и во Французском Судане. По его собственным словам, в США он пережил два величайших потрясения: «предательство Вудро Вильсона его согражданами и казнь Сакко и Ванцетти». Холл внешне напоминал классического университетского профессора: лысый, в очках с массивными стеклами, очень элегантный и вежливый… Он умер в Мехико в 1957 году и похоронен на кладбище Форест Дэйл в Массачусетсе.
А первый роман Холла – история дома с привидениями… Нет, прежде всего история дома. И можно понять, почему Лавкрафта, с его неофобией, привязанностью к вещам и к старинной архитектуре, так заинтересовал этот роман.
Холл создал мир, в котором зрительные впечатления размыты и иллюзорны, а реальность прошлого незыблема и величественна. Человек ощущает присутствие нездешней силы – и боится ее. А единственным реальным воплощением этой силы оказываются стены полуразрушенного дома, ставшие отражением истории древнего рода. Персонажи достаточно статичны и стереотипны, но ужас должен быть рожден не тщательным описанием психологических реакций людей, а соприкосновением с нездешним и непостижимым – а значит, в принципе неописуемым. Кажется, своей задачи Холл достиг; роман можно назвать «сенсационным», «мелодраматичным» и даже «нелепым». Но на полке в библиотеке Лавкрафта он заслуженно занял свое место. Для своего времени книга Холла была исключительно оригинальной – ученый профессор сочинил нечто близкое к литературе сверхъестественного ужаса, а музыкальность этой прозы (увы, непередаваемая в русском переводе) должна была привлечь внимание ГФЛ, тяготевшего к классическим формам.


Конечно, на полках библиотеки мы отыщем еще много странного и занимательного – и многие книги из этого списка увидят свет в нашей серии. Но главные украшения библиотеки – книги самого Лавкрафта, плоды вдохновения еще одного непонятого гения, к творчеству которого многие читатели (и писатели) обращаются до сих пор. И библиотека Лавкрафта продолжает пополняться. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий